Психология: Христианская и/или Православная?

Поделитесь в соц. сетях:

Не редко приходится сталкиваться с одними и теми же вопросами, звучащими как из уст простого обывателя, так и из уст профессионального психолога, привычно работающего в пространстве естественно-научной парадигмы, оттого и настороженно, а порой и недоброжелательно относящегося к области христианской психологии, как «странной», «чуждой», «ненужной» и так далее. Каковы же это вопросы?

«Что такое христианская психология?», «Почему «христианская», а не «православная»?, «Вообще можно ли сочетать науку и религию и стоит ли создавать такого «кентавра» – «христианскую психологию»?». Можно продолжить этот ряд, но и так понятно, что многие не понимают, о чем идет речь.

В мою задачу не входит ответить на все эти вопросы – исчерпывающие ответы можно найти и в статьях проф. Б.С. Братуся и в Коллективной монографии «Христианская психология в контексте научного мировоззрения», вышедшей в издательстве «Никея» и получившей в 2018 году самую признанную Российским психологическим сообществом награду «Золотая Психея» как лучшая книга года по психологии. Книга также получила гриф Издательского совета Русской Православной Церкви.

Я бы остановилась на вопросе, часто задаваемом психологами – с упреком в недостаточности методологии; и на вопросе, часто задаваемом людьми, интересующимися этим направлением, но находящимися в недоумении – почему наше направление называется «христианская», а не «православная» психология.

Давайте отроем глаза и честно посмотрим на верующих людей сегодня. Да что там, верующие – много ли мы найдем среди тех (верующих и неверующих), кто нас окружает, людей осмысленных, осознающих подлинные мотивы своих действий, способных контактировать со своими чувствами и ответственно выбирать те или иные стратегии поведения, основанные на нравственных предпочтениях? Боюсь, что современный человек находится в этом плане в плачевном положении. Уровень его невротизации, инфантилизации, неспособности жить свободно и ответственно свою собственную, а не навязанную кем-то жизнь, крайне высок. О нарастании психологического, душевного нездоровья мы слышим уже давно и процесс этот только усиливается.

Но вернемся к жизни верующего человека, который, исходя из христианского учения, из христианской антропологии, призван быть Личностью перед Лицом Бога и быть способным решать те высокие духовные задачи, которые перед ним ставит христианская религия. Возможно ли из невротической расщепленности решать такого рода высокие и прекрасные задачи? Возможно, но это крайне затруднительно, а порой и опасно, поскольку человека на этом пути могут подстерегать серьезные подмены, ведь он не вполне видит реальность происходящего и не может оценить то, чем он руководствуется – то ли решает духовные проблемы, то ли самоутверждается, манипулирует, и все это, делает, конечно, бессознательно. Отсюда и произрастают различные искажения веры, такие как фанатизм, суеверия, предрассудки и т.д.

В этом плане, главной задачей христианской психологии должна быть задача помощи верующему человеку в обретении той психологической, душевной нормы, с которой начинается человек в полном смысле слова. Христианская психология призвана помочь прежде всего верующим людям (а надо сказать, что к христианским психологам обращаются и неверующие, которые постепенно начинают чувствовать, осознавать глубинную потребность души в обретении веры и в результате психологической работы приходят в храм, к Богу) в обретении психологического здоровья – в обретении целостности, зрелости, способности видеть реальность. И в этом плане именно христианская психология, опирающаяся на христианскую антропологию, способна вычленить те методы, подходы, знания, накопленные академической научной и практической психологией, но с учетом духовной безопасности в отношении личности, которой оказывается помощь.

Именно поэтому термин святителей Игнатия (Брянчанинова) и Феофана Затворника – «христианская психология» – наиболее точен, поскольку опирается с одной стороны на психологию (как научный способ познания психики), с другой стороны – на христианство (как на духовный фундамент данной религии). Иными словами, христианская психология опирается на самые основы, фундамент религиозного учения и психологического знания для того, чтобы восстановить в человеке основы его личности, его психологического душевного здоровья.

Именно с этого «нормального» старта может начаться восхождение духовного порядка. С этого уровня человек способен удерживать напряжение духовной жизни и тогда ему может понадобиться уже «православная» психология, учитывающая особенности более сложного, более детального конфессионального подхода. Тогда и встанет перед нами задача по формулированию конфессионально ориентированной психологии, по решению методологических задач более сложного уровня, учитывающего те психологические сложности, которые могут встать перед православной жизнью личности.

Но это пока еще будущее, кропотливо и планомерно созидающееся сегодня.

Наталия Инина

 

Поделитесь в соц. сетях: