О методе Н.В. Ининой «Работа с «внутренним» ребенком. Психотерапия взросления»

«Во взрослом застрял ребенок, вечный ребенок, нечто все еще становящееся, никогда не завершающееся,
нуждающееся в постоянном уходе, внимании и воспитании» К. Г. Юнг

О методе

Авторский метод «Работа с «внутренним» ребенком. Психотерапия взросления», разработанный известным христианским психологом и психотерапевтом Наталией Ининой направлен на приобретение психологической целостности и личностной зрелости человека. В основу метода положены теоретические и прикладные исследования проводимые Н.В. Ининой в рамках Научно-практического института психологии личности, факультета психологии Московского православного института святого Иоанна Богослова и кафедры общей психологии факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова.

Зрелость и целостность личности невозможна без осознания опыта детства. Именно к этой целостности и полноте призывает нас Христос, говоря: «Будьте как дети!». Опыт самопринятия и глубокого умиротворения, который следует за опытом встречи со своим «внутренним ребенком», приводит к исцелению очень важной части нашей души, нашей личности.

У каждого человека есть свой уникальный опыт детства, но он растворен в глубинах психики и не воспринимается взрослым сознанием как возможная причина многих актуальных насущных проблем. Ссоры, раздражение, недовольство, усталость, болезни, разводы, появление брата или сестры, утрата родительского внимания, длительное расставание с семьей субъективно переживается ребенком, как боль, страх, тоска, одиночество, покинутость. По многим причинам среда может поступать с ребенком, как угрожающая, агрессивная, причиняющая боль. Это может быть результатом прямой реальной угрозы, когда ребенок растет в нездоровой среде. Ребенок ничего не может изменить. Он не может повлиять на ситуацию, уйти или, оставшись, предпринять что-то по защите своей жизни, своего «я». Он ничего не может сделать. Зато многое может сделать его психика. Она блокирует пугающие ситуации, вытесняя бессознательные мучительные переживания, порожденные происходящим. Страдание порождает вытеснение, раскол и расщепление.

Чем сильнее блокируется этот опыт, тем мощнее он пытается пробиться к сознанию, порождая неврозы, депрессии, психосоматические расстройства, панические атаки, проблемы с родными и близкими. Детские травмы начинают определять жизнь и поведение взрослого, не подозревающего, что его главные мотивы и решения, на самом деле, продиктованы отнюдь не взрослыми проблемами.

Говоря о «внутреннем ребенке» мы подразумеваем не конструкт, не идею и не историческую память. Мы имеем дело с некой реальностью, живущей в глубинах нашей психики. В каком то смысле – это живой сгусток памяти, действующий в нас определенным образом и не имеющий связи с сознанием. Эта реальность не монолитна, в глубине ее присутствует опыт первозданного детства с его открытостью миру, искренностью, доверием, радостью. Но есть и другой слой – это опыт боли, страдания, это ответ на равнодушие, гнев, эгоизм окружающих взрослых, ответ на тяжелые обстоятельства. Опыт этой боли часто бывает несовместим с жизнью, непереносим психикой ребенка, и в результате психика вытесняет эти переживания в бессознательное. Именно этот процесс нарушает целостность человека, порождает раскол, расщепление, нарушение связи с самим собой.

Но для психики нет расстояния между настоящим и прошлым. При определенных обстоятельствах, психика взрослого человека может погрузиться в опыт детства, живущий в глубине нашего существа. И работа с травмами, проблемами, страхами, болью детства – это работа с частью нас самих.

На встречу к «внутреннему ребенку» должен выйти наш «внутренний родитель», способный услышать, понять и утешить, стать надежным, любящим, понимающим. Тогда наш ребенок обретет такого родителя, о котором мечтал и перестанет влиять на нашу взрослую жизнь, заняв соответствующее ему место в нашей внутренней психической реальности.

Задача христианской психологии как раз и состоит в том, чтобы воссоединить в человеке разрозненные части его личности, помочь восстановить связь между сознательным уровнем психики и бессознательными глубинами его души. Только обретя целостность человек перестает защищаться от мира, начинает видеть реальность такой как она есть и находит в себе силы для ответа на вопросы, поставленные перед ним жизнью.

Только в опыте совпадения с самим собой, со своей глубиной, открываясь реальности, человек способен возрастать в личностном и духовном смысле, способен подняться над собой, преодолев свою инфантильность и эгоцентризм. И здесь заканчивается психологизация, как способ самооправдания, снятия с себя ответственности, перекладывания ее на кого-то другого, на родителей, генетику и так далее. И здесь открывается возможность подлинной духовной жизни, бытия перед лицом Бога, жизни взрослого человека. Это трезвая, зрелая, свободная и ответственная жизнь не обещает быть легкой, но, несомненно, будет удивительно богатой и интересной. И частью этого богатства становится тот опыт, который мы извлекли из небытия, точнее из темноты и вывели его на свет сознания. И оказывается, то, что мы воспринимали, как несчастье, потери, неудачу жизни, является нашим ресурсом. С этой задачей становления собой перед лицом Бога может справиться только наш внутренний взрослый.

Так что же такое взрослый человек, зрелая личность?

Это личностная душевная целостность, способная на самопожертвование; это твердость внутренних основ,  соединенная с чуткостью и принятием; это глубинная свобода выбора и собственного решения, не противопоставляющая человека миру, а, напротив, связывающая его с ним. Становление такой зрелой личности и составляет основную целью этого метода.

Рекомендуем к прочтению книгу Наталии Ининой «Испытание детством. На пути к себе»