11 марта 2019

Психологическая мастерская «Любовь от А до Я»: впечатления участника

13 января 2019 года прошла первая в своем роде психологическая мастерская «Любовь от А до Я. Начнем говорить о чувстве», которую провели христианские психологи профессор Б.С. Братусь, Н.В. Инина и Т.А. Климова. Впечатлениями делится участник мастерской психолог Дмитрий Дементьев.

Перед участниками мастерской задача состояла в том, чтобы совместно проработать отношения любви, поставить для себя новые вопросы и найти на них ответы, которые придут, возможно, даже не в ходе мастерской, а позже. В процессе работы разбирались такие темы, как: любовь детско-родительская, любовь супружеская, любовь к Богу, любовь к себе. Вопросы, выносимые на обсуждение, формулировали сами участники: «Что означает “любовь к себеˮ и как ее отделить от нарциссизма?», «Любовь и эгоизм: где грань?ˮ, «Любовь условная и безусловная: возможно ли по-настоящему любить человека ради чего-то или за что-то?».

Участники мастерской через анализ собственных переживаний и узнаваемых ситуаций из реалий жизни пытались осознать иллюзии относительно любви, почувствовать свои возможности в общении с Другим и обнаружить недостатки, которые необходимо честно признавать и преодолевать.

Тема любви влечет человека и, по мнению проф. Б.С. Братуся, в этом скрыта некая тайна. Профессор привел слова митрополита Антония Сурожского о том, что в каждом человеке есть пространство, которое может быть заполнено только Богом. Это пространство существует и постоянно заявляет о себе. Это пространство, модальность – по-разному его можно называть – может быть заполнено только любовью. Ничем другим его заполнить нельзя; можно подделать. Оно есть, и здесь сложность в том, как это пространство постичь? Оно – как цветок: когда его срываешь он прекращает свое существование. Или же как в фильме «Сталкер»: герои идут по зоне к дому, но напрямую к нему выйти невозможно, нужно пробираться к нему непонятными лабиринтами, хотя на самом деле то, что должно быть – вот оно, перед тобой.

Еще одна сложность, на которую обратил внимание проф. Б.С. Братусь, заключается в том, что Масс-медиа указывают нам однозначно: «Вот оно!» Это подобно тому, как если бы организаторы мастерской заявили: «Мы проведем мастерскую по теме любви, и всё всем будет понятно». Но это не так. Это знание, которое существует в некотором недоумении: и так – не так, и эдак – не так.

Как сказала Наталия Инина, данная тема невероятно глубока и чрезвычайно трудна, она соприкасается с пространством знакомого и родного: она интимна, о ней неловко говорить, и то, что она выносится на мастерскую, является колоссальным внутренним вызовом. Когда мы говорим о своей любви, мы становимся открытыми, незащищенными, уязвимыми – а мир требует от нас совсем другого состояния: удачливости и благополучия. Эта тема нами все время переживается, пытается найти выход и как-то проявиться, но при этом одновременно подавляется и скрывается. Нам хочется говорить о любви, мы хотим слышать вопросы и получать ответы или хотя бы отклики. Это свидетельствует о том, что тема любви в нас очень глубоко живет.

Когда мы произносим: «Люблю», то вкладываем в него собственное понимание любви. Слово «любовь» одно, одни и те же переживания, но в одном случае можно любить так, что мы дарим человеку себя, в другом – помогаем человеку раскрыться, открыть себя. Как понять эту разницу и обнаружить ее внутри себя? Как узнать: ради себя мы любим человека или ради него? Ведь в этот момент и вопрос-то такой не ставится, он даже кажется неуместным.

В моменты, когда мы охвачены этим чувством или даже когда мы совершаем подвиг ради любви, мы до конца не можем понять и осознать, что в нашем чувстве эгоистичного. Здесь уместно задать себе вопрос: «За что я человека люблю?» Задать его не для того, чтобы действительно найти «за что», а чтобы перепроверить себя: чего мне не хватает в этой жизни и действительно ли я люблю этого человека или через него я решаю собственные проблемы?

Наталия Инина, делясь своим психотерапевтическим опытом отметила, что часто случается, когда человек готов что-то менять в своей жизни и у него даже есть сознательная установка к изменению, скажем, выхода из симбиоза в своих отношениях с кем-то или отношений гиперопекающих, или  защиты от контакта – совершенной неспособности быть в хоть мало-мальски какой-либо близости с человеком, то видно, насколько мощно у него срабатывают защитные механизмы, какие огромные баррикады строятся на пути к попытке это изменить!

То, что эти механизмы в нас защищают, имеет для человека определенную логику, ценность. В психологии существует понятие – «вторичная выгода невроза». Так, на примере фрагмента из фильма «Фантазии Фарятьева», на мастерской рассматривались ситуации, когда человеку нравится страдать и он в своей жизни сам воспроизводит эти ситуации страдания. Например, когда женщина выбирает только те отношения, в которых она мучается, страдает, играет роль «трагической жертвы», и в какую-то светлую систему отношений она никогда не включится, потому что она не понимает, как это сделать. Даже если она и будет понимать, ее уже не будет радовать эта «поверхностная счастливая женщина»: «Здесь нет той глубины боли. Где здесь трагизм? Где внутренний надлом? Скукота!»

Так, выполняя задания в малых группах, участники мастерской анализировали такие типы сложностей на пути любви, как гиперопека, неумение выражать свою любовь, уход от контакта, созависимость, и рассматривали, какую вторичную выгоду извлекает из них человек. Такой анализ дал участникам мастерской хорошую возможность войти в проблему вторичных выгод и честно их обнаружить у себя.

Если говорить о любви как о выборе (чаще всего неосознанном), то человек может выбрать любовь как невроз, как симбиоз или как отсутствие контакта и т.п., но может выбрать любовь – как преодоление своего эго. В процессе работы можно было прочувствовать, что различные виды дисфункциональной любви в своей глубине чем-то схожи, они имеют некую общую внутреннюю основу. Противостоять этому можно, соблюдая две главные христианские заповеди: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим» (Мф. 22, 37) и «возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22, 39).

Как отметила Татьяна Климова, нужно понимать, что взрослый и зрелый человек – небезупречен, и то, что было рассмотрено на семинаре как «проблемы любви», присутствует у каждого из нас. Когда мы устаем и у нас недостаточно сил, мы можем снова и снова попадать в такие же ситуации. Этого не надо бояться, это вполне естественно. Важно признать факт этого и понимать, чего нам в этот момент не хватает.

Здесь не идет речь о том, чтобы пытаться в себе что-то изжить, делать вид или стараться быть совершенным. Высокая нравственная цель и стремление к ней обязательно должны быть, но не стоит обольщаться. Речь идет о трезвенном принятии собственных несовершенств. В связи с этим ведущая, делясь своим опытом психотерапии, обратила внимание и на то, что порой возникающее у нас чувство – это не наше личное чувство, оно – результат нашего взаимодействия с Другим. И если оно возникает, то его важно вербализовать. Это часть взрослой, зрелой позиции: мы свое несовершенство принимаем и понимаем, что наша любовь, к сожалению, небезгранична, однако это является важным знаком и для Другого, когда ресурсы у нас закончились: иначе, без вербализации Другой этого может и не услышать.

В завершении мастерской участники в малых группах представляли подготовленные ими небольшие сценки из жизни на тему, какими способами можно миновать преграды на пути любви – как итог предыдущего задания. При этом миновать – не означало обойти их стороной, а наоборот, показать, как можно разрешить их зрело, принимая и переживая их.

Некоторые открытия в любви возможны только на личностном уровне, когда мы живем не по инерции, а в осмысленном состоянии поиска. Личность не формируется извне, она формируется изнутри, поэтому многое зависит от нас самих, на собственный страх и риск. Многие отметили, что в ходе работы у них поменялось внутреннее ощущение и пришло осознание важности встречи в первую очередь с собой и как результат – встречи с Другим.

В заключении мастерской проф. Б.С. Братусь сказал: «Мы, психологи – люди приземлённые, и нам важно понять – как? как любить? Можно знать все теоретические системы, но как пройти этот путь конкретному человеку? Какие найти ходы именно для него? У всех они разные и бывают очень сложные. В этом плане наше усилие разобраться – это усилие не только для нас, но и для того, чтобы этот мир был светел, чтобы по мере наших возможностей он был сияющим. Когда мы с вами погружаемся в изучение темы любви, мы изучаем не какой-то алгоритм, а возможность разных путей двигаться к любви, к этому сиянию».

По материалам портала Психолог-консультант Дмитрий Дементьев