Аркадий Харьковский: «Никому не известный»

11-е заседание психологического киноклуба

«Подражание – самый искренний вид лести». Вряд ли английский классик Чарльз Колтон, изрекая этот афоризм, мог представить, что подражание станет не только видом лести, но и видом жизни. В самом прямом симбиотическом смысле. Но если лесть имеет свою цель и такое подражание базируется на фундаменте личности человека, о качествах можно и умолчать, но сама личность есть. То подражание, которое становится полным перевоплощением, имеет своей целью отнюдь не лесть, а способ существования.

Аркадий Николаевич Харьковский

когда:
27 апреля 2018, в 18:30
где:
Новая площадь 12, Актовый зал МПИ святого. Иоанна Богослова (метро «Лубянка», «Китай-город»)
Формат проведения:
Психологический киноклуб

Ведущий

Психолог-консультант. Преподаватель центра дополнительного образования факультета психологии МПИ святого Иоанна Богослова
Смотрите запись 11-го заседания психологического киноклуба, на котором его участники смотрели и обсуждали фильм «Никому не известный»

Копировать и отбирать чужую самость или все же через других узнать себя?

Одиннадцатое заседание психологического Киноклуба было посвящено многослойной картине режиссера Матье Делапорта «Никому не известный». Французское кино, пожалуй, ближе всего может подступиться к российским зрителям, тонкие и неоднозначные глубины психологических миров героев органично ложатся на экзистенциальные бури российских реалий. В один из таких странных миров героя ленты риелтора Себастьяна, проводил зрителей Аркадий Харьковский, психолог, преподаватель МПИ святого Иоанна Богослова. Аркадий Николаевич, будучи специалистом по паллиативной психологии, хорошо знаком с понятием тонких границ, которые понимаются отнюдь не разумом. Обсуждение фильма началось с вопроса: можно ли стать самим собой, надев маску? Именно такую парадоксальную попытку предпринял Себастьян Николя, скромный, безликий агент по недвижимости. Владея тонким искусством пластического грима, он не просто перенимал манеру поведения всех людей, с которыми его сводила жизнь, но и полностью копировал их внешность, повадки, особенности координации и тембр голоса. Разве есть люди, которые хоть раз в жизни не хотели стать ненадолго совсем другим человеком, примерить чужой образ, шагнуть ненадолго в иную реальность? Скорее всего, нет. Но здесь и проходит та самая граница, ключевого: ненадолго. Поиграть в другого, никому неизвестного? Притвориться кем-то совсем на тебя непохожим. Фактор времени, короткого времени, который был для Себастьяна принципом выживания. Он не хотел притворяться, он хотел жить.

Мнения зрителей были полярными, подобные фильмы дают возможность ощутить нерв проблематики идентичности, которая является одной из важнейших характеристик человеческого бытия. Копировать и отбирать чужую самость или все же через других узнать себя? Найти отправную точку, мощный катализатор, который способен воскресить замурованные чувства. Аркадий Николаевич, активно полемизируя с залом, предложил собравшимся подумать над самым, казалось бы, незаметным пластом картины, который ярче всего выделяется, если смотреть кино с долей эмпатии к герою. Что движет человеком в самых бескорыстных его действиях и желаниях? Конечно любовь. Любовь – попытка разделить участь. Сублимировать свое жестокое эгоистичное одиночество в вектор движения к другому, а значит: к самому себе.

Иногда, проходя сквозь запутанные лабиринты смыслов и понятий, суть обретается в глубинах души

Известно, что маски, в античной культуре древнегреческого театра, играли роль рупора, усиливая звучание голоса актеров. Тысячи лет не проходит эта человеческая потребность – быть услышанным и, наконец, принятым. Потому что иногда, проходя сквозь запутанные лабиринты смыслов и понятий, суть обретается в глубинах души, когда маска может означать не личину, а ипостась.

Фото-отчёт