ЦАРЕВНА-ЛЯГУШКА

Поделитесь в соц. сетях:

«За что мир ненавидит праведника? За праведность».

Мне, как практикующему психологу, часто приходят письма, которые по-настоящему трогают своей глубиной и отражают нетипичный, «несовременный» взгляд на некоторые области жизни человека. Одно из таких писем мне бы хотелось разобрать, чтобы развеять все сомнения, относительно «правильности или неправильности» выбора нравственной позиции.

Подзаголовком к письму значилось: «Горькая история женщины, которая сохранила себя в чистоте». Автор рассказала свою историю жизни, в которой было все: и путешествия по миру, и радость от общения с друзьями, беспрерывное образование, материальный достаток и успешная карьера. Не было только одного — семьи с человеком, который был бы готов подождать с близостью до свадьбы. Привожу отрывок из письма, где автор хочет найти ответ на свои вопросы:

«Мне 37, и каждый день я себя убеждаю, что еще могу найти свою любовь. Что еще не все потеряно. Что еще встретится в моей жизни прекрасный человек, который оценит мое решение сохранить невинность до свадьбы, и будет счастлив со мной.

Я была сформирована идеалисткой, и для меня было важно, чтобы такое, безусловно, очень-очень важное событие в жизни любой женщины случилось после некоего официального заявления. Перед людьми или Богом, что мы не просто любящая пара, мы намного больше и глубже, мы – серьезнее и важнее. Я искренне верила, что мужчина, который меня полюбит, будет понимать и принимать, уважать мои принципы и сможет ради меня подождать до свадьбы. Я верила и молилась. Но все мужчины, которые встречались на моем пути, рано или поздно отказывались ждать... Последние отношения я вспоминаю с теплотой и горечью утраты. Я честно рассказала о своих принципах, мы вместе ходили в храм, я даже познакомила его со своим духовным отцом. Все было прекрасно, но спустя какое-то время, мы начали отдаляться друг от друга. Он был умным, интересным, хорошо воспитанным и образованным, был готов жениться, но не сейчас, а чуть позже... Стало понятно, что нам придется расстаться, чтобы не мучить ожиданием ни его ни себя. Теперь я часто думаю: может быть, лучше предать свои принципы, предать себя, но зато быть просто счастливой и сделать счастливым человека, который рядом? Или жить одной, без семьи, но с принципами и внутренним стержнем.

Что больнее, и как можно что-то вообще выбрать в этой ситуации? Я не знаю, какой я стану и что я почувствую, когда откажусь от своего внутреннего идеала, который вроде как является добродетелью, но почему-то в моем случае это всегда приводило к страданиям. Никто не навязывал мне этих установок, мне кажется… я просто родилась такой идеалисткой, с такими взглядами на брак, это моя природа. Но почему тогда в моей жизни все так складывается? Я не знаю, но, кажется, я разочаровалась в себе, в Боге, в мужчинах и запуталась… Я все еще верю. Но с трудом понимаю, как жить дальше и почему все так, как есть».

Какие основные вопросы, к которым приводит нас рассказанная жизненная история? О сомнении, с которым борется автор: «Правильно ли я поступаю? Не ошибаюсь ли в чем-то главном?» А если есть вопрос, значит, можно попробовать на него ответить. Но тут есть что-то большее, чем просто вопрос к психологу. То, о чем повествует нам автор, сложнее, выше и проходит по самой границе психологического знания. Рассуждая о психологии добрачных отношений, мы можем упустить что-то более важное. Множество событий в нашей жизни не умещаются в рамки понятийного аппарата научной психологии. Попробую лишь обозначить то, что явилось в этом письме важным для меня. Пунктиром, без оценок, без конкретных рекомендаций.

Заостряя проблему, поднятую в письме, могу сказать, что дело вовсе не в добрачных отношениях. Да, сама по себе тема важная, но это – следствие. И дело не во внутреннем мире автора письма. Все дело в борьбе за высшие ценности, происходящей в душе человека. В нашем случае борьба эта происходит на пересечении нескольких смысловых полюсов, первый из которых – мужчина и женщина. Сложность здесь в том, что традиционные основы встречи мужчины и женщины сегодня размываются все больше. И немногие представители обоих миров способны плыть против течения. Почему? Потому что страшно. В каком-то смысле этот рассказ – вызов современному миру мужчин и миру женщин. Это вызов, который ожидание и терпение бросают страху. Женскому страху перед одиночеством, страху ошибиться, а потом «не простить себе». И страху мужскому — ограничить себя в своих желаниях, в своей свободе. Страху связать себя узами «какой-то условности». Страху «взять за себя» женщину без предварительной «пробы». Страх – серьезный противник. Он без борьбы не сдается. Но готов ли человек к борьбе? Вместо этого кому-то из женщин проще уступить, а кому-то из мужчин проще и быстрее найти другую, более доступную, а иногда и вообще резиновую…

Терпение же – хороший помощник. Вспомните сказку о Царевне-лягушке. Иван не дождался срока. Не вытерпел. Всего три дня – и царевна навеки была бы его. Но после поспешного шага ему пришлось терпеть другие испытания, с Кощеем биться. Это про мужчин. Но и невеста, как говорят, испытывается терпением, и дай Бог автору письма пройти это испытание.

С другой стороны, терпение, балансируя на грани отчаяния, бросает вызов предательству собственных идеалов. И это другой смысловой полюс: идеал и окружающий мир. Это не сублимация комплексов, не прикрытие их религиозными правилами. Это стремление воплотить идеал в жизнь.

Жизненные ценности героини реальны. Именно реальны, то есть могут воплотиться в жизнь. Нужно лишь слово, знаменующее начало нового этапа жизни. Героиня чувствительна к переходу, рубежу. Слова, которые она ждет от мужчины, должны обозначить этот рубеж перед Богом, перед совестью. Важно именно это – начало нового этапа реальной жизни, внутри которого есть полное единение с другим человеком.

Предать эти принципы для нее – равносильно предательству самой себя. Она предавать себя не хочет, и поэтому мир пытается убедить ее, что она предает его. Что она не права, что обижает других людей, в том числе и любимых… Современный мир заставляет ее страдать, сомневаться, пытаясь отобрать идею. Но только ли ее?

Сохранение чистоты – это добродетель, и именно поэтому мир приводит героиню к страданию. Страдает она не из-за добродетели, а из-за мира. «За что мир ненавидит праведника? За праведность». «Где сокровище ваше, там и сердце ваше». С точки зрения психологии, это может быть сказано про ценности личности. Мир хочет отобрать ценности жизни, а за ними и ее смысл.

Два полюса: «мужчины – женщины», «идеал – мир», пересекаясь, образуют жизненный крест героини рассказа. Решение следовать своим ценностям, которое она приняла, может привести к одиночеству, к отсутствию счастья. И здесь вспоминается Татьяна Ларина, ставшая для Пушкина идеалом женственности. Как поступила бы она в этой ситуации?

Ведь можно сказать, что и она пожертвовала любовью (чувствами) ради идеи (верности). Счастлива она или несчастна? Она – выше этого деления. «Не может мне он счастья дать» – вот как решила Татьяна идею собственного счастья, сумев принять свою судьбу…

В душе автора письма зима. Неизвестно, когда она закончится. Но известно точно, что она не бывает вечной (даже в Нарнии во время правления Колдуньи) и заканчивается с приходом весны. То, что здесь написано, конечно, не превратит зиму в весну, но, надеюсь, поможет ей весны дождаться.

Аркадий Харьковский

Поделитесь в соц. сетях: